Category: происшествия

Category was added automatically. Read all entries about "происшествия".

Современные видеотехнологии в угольной шахте

Подземные горные выработки представляют собой уникальную рабочую среду с очень специфическими задачами, касающимися здоровья и безопасности людей. В частности, подземные горные работы обычно ведутся в условиях плохой видимости и так называемого светового загрязнения, исходящего от фонарей, фар подземной техники и светоотражающих элементов на оборудовании и одежде работников, что затрудняет традиционное наблюдение и мониторинг безопасности.

С этими проблемами, помимо прочих, постоянно сталкивалась угольная шахта Цзянчжуан в китайской провинции Шаньдун, занимающая подземную площадь в 43 кв. км и добывающая более 1,8 млн тонн угля в год. Подземные работы здесь контролируются 24 часа в сутки, с целью минимизации рисков несчастных случаев.

Конг Цинвэй, руководитель диспетчерского пункта шахты Цзянчжуан, говорит: «Мы должны незамедлительно реагировать на опасные ситуации в шахте, независимо от того, вызваны ли они факторами окружающей среды, плохо работающими машинами или сотрудниками, не соблюдающими технику безопасности».

Collapse )

«Умная» суперкосметика для российских энергетиков: кремы для сварщиков и горняков выходят на рынок

«Умные» кремы со встроенным контроллером», суперэффективная пена для мытья рук, лосьоны и скрабы, которые не содержат аллергенов и безопасны для окружающей среды…

Это не оружие массового поражения из арсенала модницы, а профессиональные средства защиты от вредных производственных факторов, предназначенные для представителей самых серьезных и «мужественных» профессий. Производители дерматологических средств индивидуальной защиты (ДСИЗ) делают ставку на горняков и сварщиков, железнодорожников и сотрудников химических производств, не забывая и об обычных гражданах, досуг и быт которых подвержен разнообразным рискам, – от владельцев дач и личных мастерских до любителей «дикого» туризма, охоты и рыбалки.

Защита кожи

Российский рынок ДСИЗ обширен – в соответствии с требованиями Минздрава компании обязаны бесплатно выдавать дерматологические средства индивидуальной защиты сотрудникам, работающим во вредных условиях и контактирующим с опасными для здоровья кожи веществами. «Российский подход к профилактике профессиональных заболеваний кожи является одним из самых передовых – подобные требования есть только в Бразилии», – признают эксперты.

Collapse )

Приметы шахтеров: вымысел или правда?

Шахтеры считаются суеверными людьми, и это можно понять, ведь работа под землей опасна. В разные времена, в разных странах, регионах и даже шахтах существовали свои приметы и поверья. Интересно, имеют ли они под собой основание, или же все это просто вымысел? Прокомментировать наиболее известные шахтерские приметы попросили потомственных горняков из Ростовской области.

«Если крысы убегают из лавы, то жди аварии» – это вымысел.

«Грызуны – это постоянные спутники шахтеров под землей, и они привыкли к такому соседству. Крысы съедают «тормозки» горняков, поэтому шахтеры часто подвешивают сумку с едой вверху, но эти твари лазают и по потолку», – говорит один шахтер.

Его коллега также опровергает примету: он ни разу не видел, чтобы грызуны бежали из лавы. Он приводит примеры шахт, где есть мыши и крысы, но в последние годы их травят, поэтому можно вообще не встретить млекопитающих под землей.

«Нельзя спускаться в шахту накануне отпуска» – это вымысел.

Если не выйти на работу, будет прогул. В советское время отпускнику, действительно, давали послабления – к выходу товарищей на поверхность земли он потчевал бригаду четвертью самогонки и закуской к ней, таким образом, обмывали дорожку в отпуск.

«Пускать женщину в шахту – к беде» – мнения разделились.

Такое поверье, действительно, имеется, некоторые шахтеры считают, что женщина в шахте, как на корабле, – это плохая примета.

Collapse )

Шахтёрская мифология. Коногон Пашка

Сегодня предлагаю вашему вниманию жутковатую, но любопытную историю о представителе ныне устаревшей шахтёрской профессии — коногон.

До того, как в шахтах стали применяться электровозы и конвейеры, откатка угля осуществлялась вручную саночниками и откатчиками. Позже для перемещения вагонеток стала широко применяться конная тяга. Лошадьми, трудившимися бок о бок с шахтёрами, управляли коногоны. Интересно, что англичане использовали в шахтах пони, а американцы задействовали мулов и иногда коз и собак.

В России уже в первом десятилетии XIX века появилась первая чугунная дорога для транспортировки руды лошадьми. Собственно, этот вариант и просуществовал до середины XX века. В Англии последний шахтный пони был отправлен на пенсию в 1999 году.

Итак, сказание о коногоне Пашке.

«Ладно, так тому быть, выскажу тебе одну сердечную тайну. Я ее храню множество лет, да видно пора открыть. Тем
более, что человека, о котором пойдет речь, уже на свете нет.


Дело было у нас на Паркоммуне давно, как говорится, еще при царе Горохе. Заявился к нам на рудник мальчишка: «Хочу быть коногоном».— «Как зовут?» — «Пашкой». Ладно, взяли его тормозным к одному отчаянному коногону. Сколько уж он поработал тормозным, не скажу, да и не об этом речь. Вскорости прошел Пашка все подземные науки и сам стал коногонить. Известное дело, какой отчаянный народ — коногоны: с утра дотемна под землей в проклятущей работе, а поднялся на-гора — гуляй душа! Пить да драться. А Пашка пить не пил, выедет, бывало, из шахты, тетрадку тайком сунет в карман — и в степь... Что уж он там делал в степи, никто не знал. А только стали появляться среди углекопов невесть откуда песни, а одна была такая душевная и жалостливая, что поголовно все запели ее: «Вот мчится лошадь по продольной, по узкой темной и сырой, а молодого коногона несут с разбитой головой». Такой у песни зачин был, а дальше вроде у него спрашивают, у раненого коногона: «Ах, бедный, бедный ты мальчишка, зачем лошадок быстро гнал: или десятника боялся, или в контору задолжал?..» Горемычная песня, все высказала про нашу шахтерскую жизнь, всю правду из глубины души на-гора выдала: «Двенадцать раз сигнал пробило, и клетка в гору понеслась. Подняли тело коногона, и мать слезою залилась».

Так никто и не узнал, что песню сложил наш Пашка. Про себя написал, сам себе конец предсказал: «Я был отважным коногоном, родная маменька моя. Меня убило в темной шахте, а ты осталася одна». Определил Пашка свою судьбу, может, сам не знал, что так с ним случится. А может, знал...

И вышло аккурат по песне: Пашка угодил под колеса вагонетки. А в ней — сорок пудов весу!.. Завернули тело в рогожу, выдали в клети на-гора, и, как говорится, отпели душу грешную, зарыли в землю. Погиб мальчишка юных лет. Безродным был. Мать у него померла, и горевать некому

...Да только не погиб наш Пашка. Один я на всем руднике знал эту тайну. Он сам пришел ко мне и рассказал, как живым остался. А было так: смерть подступила к нему в шахте и смеется, костлявым пальцем манит к себе и шепчет: «Иди ко мне, голубок... я тебя дожидалась... Ложись». А он ей в ответ: «Ты, косая, сначала постели мне постель, а тогда и укладывай». «Еще чего... Сам помер, сам и стелись».

«Нет, ведьма, не быть по-твоему». Тогда смерть и говорит: «Что же, уважу тебя, углекоп, постелю постельку вечную»,— сняла с себя черную мантию и раскинула на штреке: «Ложись!» «Нет,— говорит ей Пашка,— не та постель! Хочу лечь на уголек и угольком укрыться». Делать нечего: стала смерть стелить Пашке угольную постель. А он снял с плеча коногонский кнут, да как врежет ей по костям. А потом еще раз! И еще! Подхватилась карга, завыла, запричитала, да в старых выработках скрылась — только эхо пошло по штрекам. А Пашка обмотал кнут вокруг шеи и пошагал к стволу... Когда и как он выехал на- гора, никто не видел. Только явился Пашка в свой балаган — тут как тут! Дружки- углекопы глянули и рты разинули. Кто в бога верил, закрестился: «Пашка, ты?» — «Я».— «Откуда ты взялся, мы тебя вчера своими руками похоронили?» — «А вот я живой!» — отвечает Пашка и смеется. Углекопы решили: не иначе, сам сатана явился к ним в образе Пашки, и давай молитвы нашептывать: «Да воскреснет бог и разразятся враги его...» А Пашка хохочет.

Однако никто и не поверил, что это Пашка. Одни к дверям стали пятиться, другие перешептываются: в полицию заявить надо...

Известное дело, когда веры человеку нет — рождаются в душе безысходность и тоска; не верят люди, хоть ложись да помирай, и никому ничего не докажешь. Не верят...

Пришел Пашка ко мне — куда ж деваться? Я в ту пору у одной старушки угол снимал. Сел Пашка ко мне на кровать и закручинился. Стали мы с ним прикидывать и так и этак, ничего не придумаем. Тогда Пашка поднялся и говорит: «Ну, вот что, друг мой Ваня. Если люди не верят, что я живой, то нет у меня другого выхода, как сменить свое имя раз и навсегда. Придумаю себе другое и буду жить, как будто меня на свете нет... Мне, видишь ли, никак нельзя помирать: трудно углекопам живется, и я обязан им помогать. Заживу другой жизнью, а ты обо мне будешь по песням узнавать...»

Сказал так и подался на все четыре стороны. Никто его с той поры не видел, скрылся, будто исчез навеки. Однако же песни его пели. Ведь песня, как хлеб, нужна человеку. Так и жил Пашка — где, не знаю, а я свято хранил его тайну. А тут прошел между старыми шахтерами слух — нет больше Пашки, помер.

Только я так думаю: обманул свою смерть Пашка и на этот раз. Почему так думаю? Песни его поют. Значит — живой.»

Источник:
http://olympiad84.tilda.ws/miners_tales

Огненные шахты Китая

Это огнедышащее отверстие находится возле небольшого городка Урумчи в Синьцзян-Уйгурском автономном районе, на северо-западе Китая. Оценить глубину этого отверстия эксперты не в состоянии, потому что не могут к нему приблизиться из-за нестерпимого жара, температура которого достигает почти +800°С. По словам местных жителей, из-под земли не только вырывается пламя, но и слышится пугающий гул.
Странная природная аномалия стала следствием деятельности человека. По мнению ученых, ее причина, скорее всего, кроется в самопроизвольном возгорании угля, который здесь добывали довольно примитивным способом еще полвека назад. До появления страшного  огнедышащего отверстия, как отметил ученый-геолог, эксперт по угольной промышленности Цао Хуанг Вэй, в этом районе на протяжении нескольких лет наблюдались выбросы дыма и повышение температуры почвы.
К сожалению, это не одиночный очаг подземного огня на территории Китая. Посмотрите на эту карту.
Здесь указаны самые горячие угольные шахты в мире. Ужасающий подземный огонь неконтролируемо распространяется уже в течение многих десятилетий, разрушая 20-200 миллионов тонн угля каждый год (никто не знает точное число), что сопоставимо со всем угольным производством Германии.
Внутренняя Монголия, которая является частью Китая (и которую не следует путать с Монголией) является самой большой угольной областью Китая (637 миллионов тонн угля было добыто только в прошлом году). Здесь и бушуют мощные угольные пожары.
Сегодня много говорят о нефтяном пятне в Мексиканском заливе. А теперь вообразите, что нефть продолжит изливаться в океан еще в течение 50 лет. Масштаб экологического воздействия угольных пожаров Китая на природу примерно такой же. Во Внутренней Монголии подземные угольные пожары длятся с 1962. Более чем 10 квадратных миль, постоянно тлеющего угля, выпускают в атмосферу много токсинов и парниковых газов. Большинство пожаров связано с человеческим фактором и было вызвано нарушениями при добыче угля.
Местные власти наконец начали решать проблему угольных огней. Теперь, Китай ассигнует 200 миллионов юаней ($29,3 миллионов) в год на принятие мер по тушению угля. Если все пойдет хорошо, они смогут погасить приблизительно половину пожаров.
Что будут делать со второй половиной – никто не говорит.